Тени забытых предков (Тіні забутих предків, 1965) Баллада о бомбере (Украина, Россия, 2011) Мультсериал «Казаки» (Украина, 1967-1995) За двумя зайцами (1961) Битва за Севастополь (Незламна, 2015) Влюбленные в Киев (Украина, 2011) Белая гвардия (2011). Телесериал по одноимённому роману Михаила Булгакова Богдан Хмельницкий (1941) Матч (Украина-Россия, 2012)


«Незламна» или «Битва за Севастополь» — режиссёр Сергей Мокрицкий о женщине на войне

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезд5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд (голосов: 8, средний балл: 9,88)

Дата: 16.02.2015 Автор: Рубрики: Все события, Интервью Метки: , , , Версия для печати

«Незламна» или «Битва за Севастополь» - режиссёр Сергей Мокрицкий о женщине на войне

2 апреля Украину ожидает громкая премьера – «Незламна». Это фильм о легендарной женщине-снайпере, Герое Советского Союза Людмиле Павличенко — украинке, родившейся в Белой Церкви. За время войны Людмила уничтожила 309 фашистов и этот снайперский рекорд не побит до сих пор. Масштабный украино-российский проект, который в Украине имеет статус национального (79 процентов финансирования было с украинской стороны) снимался почти два года. С украинской стороны над картиной работала компания «Кинороб», а с российский — «Новые люди». Съемки проводились в украинских городах – Севастополе, Киеве, Каменец-Подольском и Одессе. Сейчас работа над картиной вступила в завершающую фазу. Прокатом фильма займется крупнейший мировой мейджер «Двадцатое Столетие Фокс».

Я решила узнать, как снимался фильм и почему для проката в России у фильма другое название – «Битва за Севастополь» и поговорила с режиссером проекта Сергеем Мокрицким.

— Сергей, расскажите, как возникла идея картины? Почему вы выбрали эту тему?

— Моя жена, известный российский продюсер Наталья Мокрицкая, вместе с председателем на тот момент Госкино Украины Екатериной Копыловой очень долго, несколько лет искали материал для копродукции Украины и России. И вот уже на излете 2012 года у украинского продюсера Егора Олесова возникла идея снять проект о герое Советского Союза снайпере Людмиле Павличенко. И, конечно, изначально все планировали снять проект к 70-летнему юбилею нашей общей великой победы над фашистской Германией. Так и получилось.

— Такой проект снимается долго?

— Провести быстро съемки такой картины было нельзя. Время в фильме проходит с 1937 года по 1957-й. У нас в картине разные страны – события происходят в довоенном Советском Союзе, во время Великой отечественной войны, в Америке 1942 года. Изначально мы планировали провести около 60-ти смен в течение года-полутора. Что собственно и сделали.

— Как вы выбирали актрису на главную роль Людмилы Павличенко?

— Поскольку Людмила Михайловна Павличенко была человеком очень сильным, волевым, то при выборе актрисы это было главным компонентом. Я провел много кастингов и на территории Украины, и в России. Мы в России попробовали около 10 известных актрис, а в Украине и того больше. Помимо того, что актриса должна была походить по характеру на Людмилу Павличенко, она должна была быть талантливой актрисой. И она должна была быть готова к тяжелой физической и моральной нагрузке. Все-таки снимается война. Надо ползать в грязи с тяжелым ружьем и так далее… Съемка была очень нелегкой. И я очень счастлив, что Юля Пересильд соответствовала всем-всем параметрам. На мой взгляд, она идеально подошла к этой роли.

— И она ни разу не взмолилась, что нет сил?

— Нет. Ни разу. Мы были очарованы характером нашего прототипа и понимали, что хоть в малой степени должны ей соответствовать. Юля сама – очень сильный, целеустремленный человек. Пробы она проходила, когда была на шестом месяце беременности. А я даже не заметил, что она беременна. Она так себя вела, что это никак не сказывалось.

— Евгения Цыганова, ее партнера, тоже долго искали или сразу решили – будет он?

— На каждую из ролей было много претендентов. По поводу героя Жени был один нюанс. Надо было выбирать человека, который бы соответствовал роли снайпера. Это люди особой породы, высокой концентрации, спокойные. Холерик не может быть снайпером. Просто по определению. Поэтому из всех тех актеров, которых мы пробовали – я же не сам их утверждал, а вместе с продюсерами – мы остановились на этой паре: Юлия Пересильд и Евгений Цыганов. Я всегда люблю артистов, которые снимаются в моем кино. Мне эта пара безумно нравится и я рад, что они сыграли эти роли. Надеюсь, и зритель их оценит.

— Сыграл у вас и Виталий Линецкий. Какая у него роль?

— Линецкий Виталик – потрясающий актер. И хороший человек. Он мне понравился в фильме Киры Муратовой «Вечное возвращение». Я давно его приметил. Когда я приехал в Киев, у меня уже было внутреннее предубеждение, что это – его роль.

Конечно, по инерции, я попробовал еще несколько человек – надо прийти к своему актеру. И я счастлив, что оказалась, что эта роль таки его. На площадке мы подружились, мы понимали друг друга. Он был очень требовательный к себе. Роль у него была сложная, с огромными перепадами какого-то морального беспокойства что ли. Он играет начальника снайперской школы. По началу он, как бы очень плохо относится к курсантам, но потом он открывает свою душу и мы начинаем понимать причину такого отношения.

Он не то, чтобы издевается, он хочет спасти их жизни. Он понимает, что ждет этих молодых парней и девушек. Это высшая степень любви. В «фильме о фильме» у нас будут и воспоминания о Линецком, и о тех днях, которые мы провели вместе. Очень жаль, что с ним такое случилось.

— Какие сцены для вас оказались наиболее сложными?

— Во ВГИКе мне посчастливилось учиться у великого мастера Александра Владимировича Гальперина. Он снял почти всю классику советского кино, например, «Трактористы», который все знают. Мы тогда еще были молодыми, а он говорил, как нам казалось, странные вещи. Однажды он сказал: «Бывает простое кино, когда в кадре летают самолеты, двадцать тысяч человек массовки, взрывы, пиротехника и вы просто ставите десять камер, снимаете это все, и режиссер монтирует. А есть кино сложное. Молодой человек приходит на кухню к себе домой, и мы знаем, что он сейчас должен сказать своей жене, что не любит ее, полюбил другую и уходит к ней. Мы ждем, когда он это скажет. Тут в кухню влетает его жена, радостно бросается ему на шею и говорит, что беременна и любит его. И вот он сидит, ест суп или борщ и мы не знаем, скажет он ей что-то или нет, найдет в себе силы или нет. Вот это сложное кино».

Мы тогда не понимали – что тут сложного? Кухня, человек хлебает борщ. А там же самолеты! Но оказалось, что Гальперин был прав. Я думаю, что нет ни сложных, ни простых сцен. Все зависит от того, насколько ты ввинтился в конкретный эпизод и чего ты от него хочешь. Если халтуришь – все просто. Добиваешь результата – все сложно. Надо каждую сцену снимать сложно. В каждой сцене важен и твой талант, и актерский талант. Должен быть свет, композиция, фон, ритм. И если ты что-то упустил, этого никогда не будет на экране.

— Что вы можете сказать по поводу бюджета картины? Не был маловат? Около пяти миллионнов долларов?

— Я не считаю, что это скромный бюджет для сегодняшнего дня и для того положения, в котором находится кинематография Украины и России сегодня. Это вполне приличный бюджет. Конечно, хочется, чтобы он был больше. Когда мы слышим о бюджетах американских фильмов, то конечно, кажется мало. Но мы живем своей жизнью. Делаем то, что можем. Бюджет был такой и ничего нельзя поделать. Списывать свои неудачи или какие-то провалы на низкий бюджет я не готов. Я же знал, что будет так, я же согласился на эту работу. Значит чего ж теперь роптать?

— В прокате будет два названия картины. В России – «Битва за Севастополь», а в Украине «Незламна». Вам не кажется, что это странно и может быть поводом для обвинений в политическом плане?

— Когда фильм запускался, и в Украине и в России было одно общее название — «Битва за Севастополь». Для России оно не изменилось, а для Украины стало вот таким. Для меня главное то, что и то и другое название достаточно точно отражают суть картины, смысл, который в нее вкладывался.

Моя главная мысль такая. Я хотел показать женщину и войну, как две вещи для меня несовместимые. Вторая мысль – показать, что война это грязь, смерть, это вызов человеческому существованию и это неправильно. Ничего нельзя решить войной, силой. Для того, чтобы высказать эту мысль в кино у нас есть такой персонаж Борис Чопак (его играет Никита Тарасов), который любит и спасает Людмилу. Вот его позиция – это моя позиция. Людей надо спасать.

У Бориса есть однополчанин летчик Николай (его играет Анатолий Кот), который с ним спорит и говорит, что только войной можно разрешить все спорные вопросы в мире. А Борис ему отвечает: «Я понимаю, что ваши слова актуальны, но я никогда в них не верил. Ничего нельзя решить войной». И этот спор Бориса и Николая до сих пор актуален. К сожалению, эту мысль сейчас в Украине боятся высказывать. Я не видел, чтобы в средствах массовой информации это как-то звучало открыто и смело. И поэтому я, лично я, хочу показать, что такая мысль есть. Многие из моих друзей в Украине в нее верят. И в частной беседе они подтверждают, что нас, Борисов, очень много. И я очень этому рад.

— А как вы нашли исполнительницу роли Элеоноры Рузвельт Джоану Блэкхэм?

— Российскую сторону представляет компания «Новые люди» и в этой киностудии есть такой отдел, который возглавляет Мила Розанова, наш продюсер. Она живет в Америке и отвечает за международные связи. Проходил кастинг артистов – и в Америке, и в Британии. И мы склонились к британской актрисе Джоан Блэкхэм. Элеонора Рузвельт училась в Британии, и в ней чувствовалось британское воспитание и такой стержень. Меня потрясло, что когда Джоан приехала на съемки в Киев, она привезла с собой аудиозаписи речей Элеоноры Рузвельт, огромную книгу с фотографиями, какими-то статьями, посвященными жизни Элеоноры. Она была абсолютно готова к роли. Вся группа влюбилась в ее работоспособность, в ее английский юмор, в ее отдачу. Она потрясающая.

— Вы и сами погрузились в материалы о Павличенко?

— Насколько мог. Материалов не так много, как хотелось бы. Когда она жила, было не до материалов. Очень трудно было вывезти документы из Севастополя. Есть несколько толкований ее судьбы. Я верю в то, что она – герой, в то, что она – великая женщина. И эту веру я постарался показать в кино.

— Вы — довольно известный оператор (Сергей снял около 20 фильмов и в их числе вместе с режиссером Кириллом Серебренниковым «Изображая жертву», «Ростов-папа», «Дневник убийцы». Прим. Дуси) Как подобрали оператора на свою картину «Незламна»?

— Смотрел, кто что снял. Я просматриваю довольно много украинских фильмов. Мне понравился Юра Король. Он мне близок по духу. Мы одинаково воспринимаем какие-то основы операторского мастерства, композицию, свет. Он мне очень близок. Я очень ему благодарен, потому что я, как оператор часто влезаю работу своих коллег. Юра меня избавил от этой тяжести. Я ему настолько доверял, что спокойно мог заниматься новым для себя делом –режиссурой. Это вот такая высшая степень доверия. У меня не было никакой необходимости забирать у него камеру, а раньше я это делал.

— Как вы бы охарактеризовали работу команды над этим фильмом? Все дышали одной идеей или как было?

— Я не знаю… Это очень сложный вопрос. Я понимаю, что многие возможности были упущены. Я принадлежу к разряду тех творцов, которые всегда недовольны результатом. Мне всегда кажется, что можно было бы лучше. Это свойство характера. И поскольку мне уже за пятьдесят, то себя не переделаешь. Команда, как команда. Ни лучше, ни хуже. Она была сборной, поэтому о каком-то особом единстве говорить не приходится. Но все были хорошие ребята. Дай им Бог здоровья.

— Чья была идея записать саундтреком музыку «Океана Эльзы»?

— Моя. Мне нравится эта группа, нравятся их песни. Когда во время написания сценария я услышал их диск «Земля», мне очень понравилось две песни. Одна из них «Обними меня» вошла в фильм, и именно под нее был специально написан эпизод. Я очень рад, что у нас такой интернациональный саундтрек. Я бы хотел, чтобы вся жизнь была такой, как наш саундтрек. Наш фильм именно об этом – об ужасе войны и необходимости любви. Как бы тяжко не было.

— Вы сами родом из Житомирской области. У вас остались какие-то родственники там?

— У меня самые тесные связи с родными в Украине. У меня дети от первого брака живут в Киеве. Был недавно и у других родственников. Даже на свадьбу ездил в Житомирскую область. Мы все очень близки. Никакие события не коснулись наших отношений. У нас большая общая семья, большая общая история. Мы все родом из Советского Союза. Это нас объединяет. Мы пока держимся. Как держалась Людмила Павличенко, родившаяся в Союзе. И это нас хуже не делает. Вот так я думаю. У нас мощный фундамент. Я слышал, что в Украине многие ссорятся из-за событий, распадаются узы дружеские и даже кровные. Слава Богу, у нас настолько мощная совместная пережитая история, что мы пытаемся как-то держаться друг за друга. Очень важно, чтобы вы это услышали и правильно написали.

Дуся



Популярные темы: Герои-добровольцы в Новороссии (серия документальных биографических фильмов, 2014) Очень странное кино (рецензия на фильм Андрея Звягинцева «Левиафан») Нацсовет по телерадиовещанию проверит группу телекомпаний «112 Украина» на «соответствие концепции»
 

Комментарии к записи: 4

Я не бачила фільмів Мокрицького. Можливо, «Незламна» буде вдалим дебютом, адже тема безпрограшна. Хоча, хто зна, як зараз український глядач буде сприймати фільм про війну в Криму. Це може викликати неприємні асоціяції із сьогоденням.

Какой апломб при таком невежестве! Девочка, о каком дебюте вы говорите? Сергей Евгеньевич снимает фильмы с 1997 года.

Про неприємні асоціації це точно підмічено! У молодих неонацистів точно будуть неприємні асоціації, а у старих нацистів будуть неприємні спогади.

Павличенко была человеком очень сильным, волевым, то при выборе актрисы это было главным компонентом.


Форма добавления комментариев