Тени забытых предков (Тіні забутих предків, 1965) Баллада о бомбере (Украина, Россия, 2011) Мультсериал «Казаки» (Украина, 1967-1995) За двумя зайцами (1961) Битва за Севастополь (Незламна, 2015) Влюбленные в Киев (Украина, 2011) Белая гвардия (2011). Телесериал по одноимённому роману Михаила Булгакова Богдан Хмельницкий (1941) Матч (Украина-Россия, 2012)


Что ждет украинское телевидение? Интервью с главой Нацсовета

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезд5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд (голосов: 7, средний балл: 5,43)

Дата: 22.02.2013 Автор: Рубрики: Все события, Интервью Метки: , , , Версия для печати

Национальный совет по телевидению и радиовещанию — госорган, во все времена непосредственно влияющий на отечественный телерынок. А поскольку украинское телевидение — это не только развлечения, но и большая политика, а также очень серьезные деньги, к руководству данной организации у «2000» накопилось немало вопросов. Об интересах телезрителей, о деньгах, а также о тех, кто определяет политику по ту сторону телеэкрана, мы и беседуем с главой Нацсовета Владимиром Манжосовым.

Владимир МанжосовСправка «2000»

Владимир Манжосов родился 25 мая 1959 г. в Южно-Курильске Сахалинской обл. В 1986 г. окончил Донецкий госуниверситет. Трудовую деятельность начал токарем в ПО «Точмаш», крепильщиком шахтоуправления «Октябрьское».

С 1986 г. работал ассистентом на кафедре истории СССР Донецкого ГУ, с декабря 1986-го по 1988 г. — учителем истории в школе №70 Донецка.
1988—1990 гг. — инструктор Киевского райкома Компартии Украины.
1990—1991 гг. — консультант Донецкого обкома КПУ.
1991—1996 гг. — директор отдела, замгендиректора, гендиректор страховой компании «Славия — Донецк».
С февраля 1996 г. — главный специалист Донецкой ОГА и представитель Нацсовета по телевидению и радиовещанию в Донецкой обл., начальник управления информационной политики Донецкой ОГА.
С 2001 г. — глава Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания в Донецкой обл., в 2002—2005 гг. — член Нацсовета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.
С августа 2005 г. — вице-президент ТРК «Украина» (входит в медиаактивы группы «СКМ» Рината Ахметова).
2 апреля 2010 г. указом президента назначен членом Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания, избран председателем НСТР.

— Владимир Анатольевич, вы уже почти три года возглавляете Нацсовет. Что самого важного, на ваш взгляд, сделано за это время? Удалось ли деполитизировать Нацсовет, ведь как раз в чрезмерной политизации регулирования телерынка его больше всего и упрекали?

— Первое, что удалось нынешнему составу Нацсовета, — разблокировать создание и внедрение цифрового телевидения. Мы нашли, я уверен, оптимальный путь развития эфирного цифрового телевидения с учетом опыта европейских стран и запустили четыре мультиплекса — по 8 каналов в каждом.

Сегодня эта сеть уже работает. Все, кто приобрел или получил бесплатно приемники (есть широкая категория домохозяйств, имеющих право на их бесплатное получение за счет государства. — см. Справку «2000»), могут принимать цифровой телесигнал по всей стране. Это телевидение действительно прекрасного качества, замечательная картинка. И особенно важно для наших сельских территорий, где до сих пор было в отвратительном качестве всего 1—3 эфирных телеканала в аналоговом стандарте. Проще говоря, сейчас наблюдается настоящий технологический прорыв цифрового ТВ.

Что касается упреков о политизации, то к нынешнему составу Нацсовета, я убежден, они неуместны. Согласно закону о Нацсовете, а также по Конституции, наш госорган вневедомственный и независимый. Конечно, некоторые претензии есть сейчас, будут и в дальнейшем. Для того чтобы их не было, надо исключить из процесса формирования Нацсовета политиков. Но полностью исключить политику из работы государственного надзорного органа в этой сфере невозможно. В конце концов данная отрасль — одна из ключевых в любой стране.

Однако, несмотря на это, нынешний Нацсовет сделал все, чтобы наши решения не были политизированы. Простой пример: из шести членов Нацсовета трое работают по квоте президента, трое — Верховной Рады. Замечу, двое из квоты парламента избирались по представлению двух политических партий, один — по представлению общественных организаций. Что же касается президентской квоты, то действующим президентом Виктором Януковичем назначен только я. Первый заместитель и зампредседателя Нацсовета были назначены еще президентом Ющенко. Таким образом, при назначении нынешних членов Нацсовета учитывались не чьи-либо политические симпатии, а опыт работы в отрасли, т. е. сугубо профессиональный принцип.

Конфликт интересов

— Сейчас дорабатывается новый закон о телевидении и радиовещании. Какие новации предполагаются и какова позиция Нацсовета по спорным пунктам?

— Действующая редакция закона устарела, и это признают все в нашей отрасли. В мире, в т. ч. у нас, произошло так много технологических изменений, что действительность давно ушла вперед от того, что зафиксировано в законе. Что изменится? Во-первых, нужно прописать в соответствии с реалиями лицензирование и деятельность телерадиоорганизаций, работающих на новых технологиях, т. н. новых медиа. Это касается и цифрового телевидения. До сих пор есть серьезная путаница в действующем законе по поводу этого вида вещания и, например, активно развивающейся технологии IPTV. Кстати, многие другие новейшие технологии в законе вообще не упоминаются. Я бы сказал, потребности времени таковы, что нам придется почти заново переписывать основные статьи.

На мой взгляд, изменения должны затронуть и сферу рекламной деятельности субъектов лицензирования. Когда я начинал работу как глава Нацсовета и говорил с основными игроками рынка (т. е. крупными телерадиоорганизациями и представителями рекламной индустрии), все они согласились с тем, что нынешние объемы рекламного времени на телевидении чрезмерны. Очень назойливая реклама, которая только раздражает телезрителя, просто избыточна по количеству и продолжительности. Я бы рекомендовал рекламодателям самим провести глубокое исследование и убедиться, что такое количество рекламы уже малоэффективно. Во-первых, ее много. А во-вторых, много повторов. Такой объем рекламных блоков не воспринимается большинством населения — зритель просто выключает телевизор или переключает на другой канал.

— Если я правильно понимаю, вы готовитесь ограничить время телерекламы законодательно?

— Да, это наше предложение, хотя закон принимает парламент. Мы хотим, чтобы он принимался с учетом всех обстоятельств — с точки зрения интересов и телезрителей, и телеиндустрии.

Один из первых вопросов, который мне задали, когда я стал председателем Нацсовета, звучал так: что вы сделаете для защиты телезрителя от засилья рекламы — ведь вы по должности обязаны это сделать? Я отвечаю на этот вопрос так: не буду делать все только с точки зрения телезрителя, потому что тогда у нас просто исчезнут телерадиокомпании. Есть интересы индустрии, и мы не можем забывать, что здесь работают десятки тысяч людей, у которых семьи. При этом отрасль обеспечивает весьма значительные поступления в госбюджет.

Поэтому надеюсь, что мы найдем здоровый и разумный компромисс между интересом телезрителя и телерадиоиндустрии. Т.е. постараемся прийти к ситуации, когда время рекламы ограничивается разумными рамками, но это не ударит по доходам телевидения.

— Вы наверняка знаете, что многие граждане очень недовольны своеволием кабельных операторов. Мало того, что кабельщики (прежде всего крупнейшие) порой в одностороннем порядке пересматривают содержание своих пакетов, не принимая во внимание предпочтения телезрителей, — так они без особых для себя проблем повышают стоимость услуг, поскольку чуть ли не монопольно удерживают рынок. Собираетесь ли ужесточать за ними контроль?

— Я бы все-таки замолвил слово в защиту кабельных компаний. Согласно новой терминологии законопроекта, они теперь будут называться провайдерами программной услуги. Не стоит забывать, что это все-таки частный бизнес, использующий исключительно собственные средства для построения своих кабельных сетей. Если, скажем, эфирные вещатели используют ограниченный государственный частотный ресурс, то кабельный оператор (т. е. провайдер программной услуги) делает все за свои деньги.

Конечно, мы контролируем контент, который они предоставляют абонентам, — в первую очередь с точки зрения защиты интересов отечественных телекомпаний, как это и предписано законом. Контролируем и для того, чтобы не допускать в эфир телеканалы, которые пропагандируют жестокость, насилие, несут угрозу нравственному здоровью общества.

Вы правы, нареканий на работу провайдеров много. Но сейчас у телезрителей богатый выбор: они могут как воспользоваться услугами других кабельных операторов, так и выбирать альтернативные методы приема телесигнала. Я повторюсь — в Украине уже построена и работает цифровая эфирная наземная телесеть — 32 телеканала в высоком качестве доступны бесплатно всем, кто установит у себя соответствующее оборудование. Кроме того, есть спутниковые операторы — и их становится все больше. Таким образом, ситуация сильно изменилась, и мы обеспечили телезрителю выбор. Он может сам решать, что и каким образом смотреть у себя дома по телевизору.

И последнее. Активизируется конкуренция между кабельными операторами. Если раньше в отдельных городах или районах действовал в лучшем случае один провайдер программной услуги, то сейчас не менее двух компаний, а кое-где и три-четыре. Между ними началась серьезная борьба за абонента. Уже это в ближайшие годы потребует от них делать все, чтобы их пакеты и цены были привлекательными — иначе проигрыш в конкурентной борьбе.

— Рекомендуете гражданам наказывать кабельщиков рублем?

— Мы должны понимать специфику работы провайдера программной услуги. Помимо расходов, связанных с деятельностью (например, на трансляцию сигнала и т. д.), он должен платить за многие привлекательные каналы для трансляции в своей сети. То есть отчислять средства правообладателям каналов и юрлицам, которые предоставляют их интересы по Украине. Так вот, рейтинговые телеканалы (в первую очередь зарубежные) сейчас постоянно увеличивают цены. И мы видим, что рост абонентской платы кабельных компаний чаще всего и вызван именно этой причиной.

По закону Нацсовет не может контролировать размер абонплаты, наше дело — контент. Однако функции контроля за ценообразованием отведены Антимонопольному комитету, а также местным органам власти, которые согласовывают тарифы на своих территориях. Поэтому если у зрителя есть весомые аргументы, что местный оператор необоснованно повысил цену, он может пожаловаться как в местные органы власти, так и в Антимонопольный комитет.

Борьба форматов

— Известно, что структура собственности многих общенациональных телеканалов была всегда непрозрачна. Многие отечественные олигархи управляют ими через сложные офшорные цепочки. Не собираетесь ли законодательно усилить степень прозрачности ТВ-рынка? Ведь в конечном счете это вопрос свободы слова и доверия СМИ, определяющим нашу политическую действительность.

— Да, проблема непрозрачности существует. Многие крупные собственники каналов работают через иностранные офшорные компании. Законодательство выписано таким образом, тут ничего не поделаешь. Стремиться сделать рынок прозрачнее мы будем.

С другой стороны, Украина заинтересована в инвестициях, в т. ч. и в отечественный медиарынок. По законодательству, иностранные инвестиции в телевидение никоим образом не ограничиваются. Запрещается лишь учреждать телерадиоорганизации иностранным юридическим или физическим лицам напрямую (юрлица, находящиеся вне юрисдикции Украины, не могут получать лицензии напрямую. — Авт.). В то же время по Хозяйственному кодексу, иностранные компании могут быть акционерами телерадиоорганизаций, зарегистрированных в Украине.

Я считаю, что наш рынок однозначно должен быть привлекательным для инвесторов, потому как телевидение в Украине — одна из самых бурно растущих отраслей. Этот вид медиа стал всеобъемлющим, и представить жизнь современного человека без него невозможно. Кроме того, Украина — один из крупнейших европейских рынков с большим потенциалом роста.

— В нашей стране, как и везде, наиболее распространены три формата доставки телесигнала: эфирный — все еще самый массовый (которым пользуются в основном малые города и села), затем кабельный (почти все большие города) и спутниковый. Появляются и новые форматы, способные, по мнению экспертов, затмить существующие. Во многих странах выстраиваются разные модели. К какой модели телевещания, на ваш взгляд, идет Украина? Какой способ приема сигнала победит и изменится ли картина лет через 5—10?

— Думаю, Украина не является исключением. Мы идем тем же путем, что и другие страны Европы, с учетом локальных особенностей. Такие особенности есть везде. В некоторых странах, скажем, нет больших сельских регионов, в основном города, — здесь больше прижился кабельный сигнал, ведь это технически рациональнее. В некоторых — большие разрозненные пространства, тогда домохозяйства предпочитают спутниковый сигнал или наземный эфирный.

Мы идем к тому, что через 5—10 лет останется схожий с нынешним этапом алгоритм приема сигнала: эфирное телевидение будет полностью цифровым, и оно может охватить до 40% домохозяйств. Около 30—40%, как показывает опыт Европы, несмотря на рост интернет-технологий, сохраняют и кабельные операторы. Наконец, 20—30% занимают спутниковые операторы, причем на некоторых территориях нашей страны их роль может стать более заметной. Однако как будут развиваться технологии завтра и какой способ доставки сигнала будет доминировать, сегодня не знает никто.

— Не кажется ли вам, что, сделав несколько лет назад ставку на развитие наземного цифрового эфирного ТВ (где определен единственный оператор-монополист — компания «Зеонбуд») и уже потратив на него бюджетные миллиарды, Украина допустила стратегическую ошибку? Ведь может статься, что в 2015 г., когда отключат аналоговый сигнал, телезрители сделают выбор в пользу спутникового ТВ или других новейших способов приема сигнала, с выбором бесплатных каналов и платных операторов в сотни раз более широким (против 32 бесплатных у «Зеонбуда») и почти такой же стоимостью оборудования.

— Обратите внимание: 32 канала эфирной цифровой телесети уже доступны всем жителям Украины бесплатно. Для наименее социально защищенных слоев общества государство предоставляет и будет предоставлять бесплатные сет-топ-боксы (телетюнер для приема цифрового сигнала. — Авт.). Для остальных телезрителей это будет разовая покупка — не такая уж и дорогая.

Платное телевидение — это, конечно, хорошо, там много интересных каналов. Но в абонплату и кабельные, и спутниковые операторы закладывают свои расходы, а также оплату авторских и смежных прав. Поэтому для многих граждан иметь такое количество телеканалов без абонплаты — весомый бонус от государства и телекомпаний.

— И много ли бесплатного приемного оборудования будет выдано гражданам в оставшиеся два года? Каким образом все желающие смогут его получить?

— Мы проводим широкую кампанию — рассказываем, как получить бесплатно или приобрести сет-топ-боксы. На многих общенациональных телеканалах уже запущены рекламные ролики. Занимается этим Госкомитет по телевидению и радиовещанию. Первый этап программы, который начался в прошлом году, прошел на отлично. Дальше все зависит от того, сколько средств государство сможет выделять на такую помощь гражданам.

К сожалению, в госбюджете этого года средств на бесплатную раздачу сет-топ-боксов пока нет, но бюджет будет пересматриваться, и мы надеемся, что будут внесены соответствующие изменения, после чего мы продолжим программу.

Драгоценная оцифровка

— А теперь позвольте об интересах телевещателей. Руководство телеканалов, присутствующих в этом пакете из 32 бесплатных, высказывает массу нареканий на тарифную политику компании «Зеонбуд», которую Нацсовет определил на конкурсе и которая стала по сути монопольным оператором эфирного наземного сигнала. По некоторым оценкам, телекомпаниям придется отдать чуть ли не пятую часть доходов всего рынка телерекламы страны — и это для трансляции сигнала всего лишь 40% телеаудитории. Не собирается ли государство заняться проверкой таких тарифов? Ведь иначе вы можете дойти до того, что будете душить телевидение как бизнес.

— Наши телекомпании, а также радиокомпании действительно в сложной ситуации. Это связано в первую очередь с кризисом в экономике, в секторе рекламы и соответственно сложным финансово-экономическим положением вещателей. Кроме того, многим телеканалам приходится платить двойной тариф — за цифровой и аналоговый эфирный сигнал.

— При этом каждый общенациональный канал вынужден платить десятки миллионов гривен только на трансляцию оператору «Зеонбуд»…

— К сожалению. Но так будет до тех пор, пока мы не перейдем некую критическую черту распространения цифровых сет-топ-боксов в домохозяйствах, когда сможем полностью отключить аналоговое вещание. Делать это будем только с согласия вещателей, когда они решат, что полностью к этому готовы и не потеряют рекламные бюджеты.

О цифрах — не надо забывать, что по тем расчетам, которые представляла компания «Зеонбуд» по распространению своего сигнала, до сих пор за аналоговый эфирный сигнал телеканалы платили больше, чем будут платить за цифровой.

— И в то же время тарифы не слишком разнятся, хотя цифровой сигнал требует куда меньше затрат на ту же электроэнергию.

— У каждого своя арифметика: компания «Зеонбуд», например, учитывает и то, какие средства инвестированы в построение цифровой национальной телесети. Компании нужно обеспечить рентабельность своего бизнеса. Да, были обращения в Антимонопольный комитет, который определяет обоснованность тарифов. Но насколько я понимаю, серьезных нареканий АМК к «Зеонбуду» не было.

— С другой стороны, у многих телекомпаний серьезные претензии по поводу конкурса, проведенного Нацсоветом в 2011 г., на присутствие в пакете из 32 каналов. Остались желающие, которые так и не попали в пакет. Собирается ли Нацсовет урегулировать этот вопрос? Может быть, провести дополнительный конкурс и расширить доступ?

— По международным обязательствам Украины, утвержденным в документе, условно названном «Женева-2006», мы можем построить 8 цифровых мультиплексов. Пока что построили 4.

Еще до проведения конкурса начался сложный этап перехода на цифровое эфирное телерадиовещание, и на тот момент было всего 16 общенациональных телеканалов. А теперь, прошу обратить внимание, их уже 28. Т. е. на 12 общенациональных каналов стало больше. Теперь у этих новых игроков есть шанс показать, на что они способны.

Большая часть претензий касалась лицензирования местных вещателей. Не все получили лицензию, но здесь проблема куда более серьезная. Мы видим, что многие местные вещатели не в состоянии обеспечить круглосуточное вещание — они не имеют ни технических, ни творческих, ни, наконец, финансовых возможностей. Дробить эфир по времени или как-то еще означало бы потерять сразу эту сеть на корню.

Пока что мы провели первый этап конкурса в 5-м мультиплексе — это как раз местное вещание. И осталось очень много населенных пунктов, где мы не смогли найти претендентов. Проводили второй этап — и снова остались пустые места — около 200—300 по стране. Будем проводить, если нужно, и третий этап.

Более того, уже после проведения первого конкурса в МХ-5 мы столкнулись со случаями отказа телерадиоорганизаций от своих лицензий, потому что они только потом поняли, что на самом деле не смогут оплатить даже лицензионный сбор, не говоря уже о том, чтобы платить по полным тарифам «Зеонбуда» за круглосуточное вещание.

По информации «Зеонбуда», многие компании и сейчас не платят по тарифам. Значит, предстоит искать выход из ситуации. Мы по-прежнему предлагаем телекомпаниям, прежде всего местным, создавать объединения. Тогда они, возможно, смогут обеспечивать вещание технически и финансово. Мы бы с удовольствием выдавали таким вещателям лицензии. Увы, призыву пока последовало немного вещателей.

Кстати, из европейского опыта: при переходе на цифровое вещание в большинстве стран речь о местном вещании не шла вообще — несмотря на то что их уровень жизни куда выше, они хорошо понимали, что небольшая телекомпания не способна оплачивать тарифы за цифровое наземное эфирное вещание. Был предложен простой выход: заходить в кабельные сети в своих населенных пунктах.

— А если появятся новые крупные телекомпании, которые захотят войти в пакет общенациональных вещателей? Для них единственный выход — покупать телеканал-лицензиат из тех, что уже присутствуют в пакете-32?

— Из 8 мультиплексов мы построили всего 4. Думаю, что в 2014—2015 гг., когда окончательно прояснится ситуация по конкурсу, который проведен в 2011 г., мы увидим, насколько целесообразно развивать другие мультиплексы. Сейчас будет высвобождаться аналоговый ресурс, который позволит получить новые частоты.

В соответствии с планом развития телесети один из мультиплексов выделим под телевидение высокого качества — HDTV. Возможно, это будет и платная доставка, возможно, будем говорить только о развитии местного вещания, ведь 28 общенациональных каналов — это и так довольно много для украинского рынка.

Языковые квоты

— Летом прошлого года Нацсовет оперативно отреагировал на принятие закона о языках и в течение месяца отменил языковые квоты, действовавшие до тех пор. Как вы считаете, значительно ли вырастет доля русскоязычного вещания в нашем телерадиопространстве? Почему этого пока не происходит? Например, едва заметна русскоязычная реклама, хотя ее уже можно транслировать.

— Нацсовет не отменял языковые квоты. Были изменения в законодательстве, и мы, в соответствии с законом «Об основах государственной языковой политики», внесли изменения в документы, которые подаются для выдачи лицензий, переоформления или продления лицензий ТРК. Всем желающим можно внести необходимые изменения — этот процесс будет продолжен в рабочем порядке.

Почему не произошло больших перемен в телерадиопространстве? Наверное, потому, что система, которая сложилась в языковой политике действующих телерадиоорганизаций, уже устоялась и учитывает языковые предпочтения их аудитории.

— И все-таки внесите ясность: имеет ли право телеканал перевести 100% времени своего вещания, скажем, на русский, или английский, или татарский язык, если это, по его мнению, соответствует интересам его аудитории?

— 100% — имеет. Никакие санкции по действующему законодательству к вещателям невозможны. Впрочем, я полагаю, что это больше актуально для региональных каналов. Хотя теперь все сами определяют, каковы запросы их аудиторий, в каких регионах к ним наибольший интерес. В соответствии с этим и строят свою языковую политику.

— Еще один болезненный для многих телезрителей вопрос: будет ли расширяться перечень зарубежных каналов, разрешенных к ретрансляции на территории Украины? Речь идет, в частности, о российских каналах, которые ваш предшественник Виталий Шевченко запрещал и квотировал при активной поддержке администрации президента Ющенко.

— Если компания, распространяющая свой сигнал на территории Украины (или дистрибьютор зарубежной компании), выполняет все требования нашего законодательства, препятствий для любых каналов, в т. ч. российских, нет.

Да, существует официальный перечень разрешенных к ретрансляции на территории Украины телеканалов. Но цель заключается в том, чтобы не допустить распространения каналов, которые пропагандируют шовинизм, расизм или развращают общество морально. Впрочем, целесообразность самого списка, как и вопрос о его отмене, активно обсуждается. В любом случае, я считаю, доступу украинских граждан к качественным иностранным каналам никто препятствовать не будет.

— Последний вопрос больше из области футурологии. Очевидно, рано или поздно наступит момент, когда интернет и телевизор станут единым целым. И тогда появятся, наверное, сотни тысяч телеканалов. Каждый домашний блогер с того момента сможет сказать, что является владельцем собственного тематического мини-канала. Не получится ли так, что в итоге эти тысячи вещателей убьют не только традиционное телевидение, но и госрегуляторов этой сферы?

— За госрегуляторов я не переживаю. Что же касается традиционного телевидения, т. е. телекомпаний в том виде, в каком они существуют сегодня, изменения будут радикальными. Эти изменения динамично происходили в последние 10 лет. Но сколько бы там ни было каналов (тысячи, сотни тысяч), я считаю, что на телевидении не исчезнет главное — производство контента. При любом сценарии выигрывают — и останутся — те телекомпании, которые занимаются изготовлением собственного продукта. Свой продукт позволит им выживать и оставаться лидерами.

Юрий Лукашин
Данная статья опубликована в газете «2000»
№8 (643) от 22–28 февраля 2013г.



Популярные темы: VIII Международный Сретенский кинофестиваль «Встреча», посвященный 400-летию Дома Романовых K-19 (The Widowmaker, 2002) Україна представить свою кіноіндустрію на 63-му Берлінському міжнародному кінофестивалі
 


Форма добавления комментариев