Тени забытых предков (Тіні забутих предків, 1965) Баллада о бомбере (Украина, Россия, 2011) Мультсериал «Казаки» (Украина, 1967-1995) За двумя зайцами (1961) Битва за Севастополь (Незламна, 2015) Влюбленные в Киев (Украина, 2011) Белая гвардия (2011). Телесериал по одноимённому роману Михаила Булгакова Богдан Хмельницкий (1941) Матч (Украина-Россия, 2012)


В обществе не прекращается дискуссия по поводу нашумевшей телепремьеры года — сериала «Раскол»

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезд5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд (голосов: 19, средний балл: 9,47)

Дата: 12.11.2011 Автор: Рубрики: Все фильмы, Драмы, Исторические, Рецензии, Сериалы, Экспертиза Метки: , Версия для печати

Постер сериала "Раскол"Фильм Николая Досталя — обращение к самому сложному периоду русской истории XVII столетия. До сегодняшнего дня тема церковного раскола на Руси была некой terra incognita.

Конечно, событие раскола, исполненное величайшего драматизма, рано или поздно должно было всплыть в нашем культурном пространстве. Для нас сегодняшних — это повод задуматься: а не есть ли это некий поиск альтернативы историческому пути Православия на Руси. Не думаю, что создатели сериала делали это сознательно, однако тема прозвучала именно так.

В фильме возрожден дух эпохи, когда Русь жила религиозным интересом, когда у людей главными ценностями были Вера и Церковь. Пусть и понимание их было различным, как у Никона и протопопа Аввакума.

Но все герои живут духовной жизнью, которой, к сожалению, сейчас наше общество не живет.

C одной стороны, ленту можно воспринимать как некое пособие по русской истории XVII века. С другой – возникает проблема. Современный человек, особенно прошедший через горнило перестроечной пропаганды, во всем сомневается – «все нам говорили не так». К моим друзьям-священнослужителям уже обращаются недоуменные люди с вопросами: «Батюшка, а что же это у нас веру-то поменяли в XVII веке?», или: «Где находятся старообрядческие, единоверческие храмы – мы хотим приобщиться к истинной вере!» На каждый приход найдется и нынче своя боярыня Морозова. Человек с чуткой религиозной совестью в деталях видит и подвохи, и некоторую конспирологию. Все это не может не дать о себе знать в последующем. И все же, однозначно хорошо, что к теме раскола, наконец, обратились. XVII век — интереснейшая эпоха!

Сериалу присуща, в самом хорошем смысле этого слова, хрестоматийность. Однако, прежде чем смотреть его, необходимо было бы прослушать курс русской церковной истории, или, по крайней мере, просто русской истории — гражданская хроника XVII столетия не разделима с историей Церкви. Но многие ли из нас обладают таким багажом? Конечно, нет. Здесь не помешал бы закадровый текст, как это иногда в таких случаях практикуется. Хотя, надо отдать авторам должное, события в ленте переданы очень достоверно. Что же касается церковных реалий, то, думаю, людям незнакомым с ними, не все будет ясно. Взять, к примеру, момент, когда Алексей Михайлович входит в церковь, а там все читают одновременно не пойми что. Здесь бы необходимо объяснить зрителю явление, так называемого, «обрядоведения». Прихожане просто отстаивали службу, чувствуя ее ногами, а не сердцем.

Конечно, проколы всегда бывают. Где-то ходили в шапках во время крестного хода или еще что проглядели, но антураж воссоздан, повторяю, очень достоверно — тонко подобраны костюмы, интерьеры.

Мне понравились лица актеров. Это не какая-то одна и та же затасканная колода актеров, которые успели сыграть и киллеров, и банкиров, и героев любовников. Лица свежие, очень хорошие.

Некоторые образы просто западают в душу. Фильм не просто смотришь, а как бы погружаешься в него.

Авторам удалось соблюсти весь церемониал XVII века. Хотя и выпали, к сожалению, многие явления, которые влияли на сам процесс образования русского раскола. Некоторые ключевые моменты не показаны вовсе. Алексей Михайлович, на мой взгляд, совсем не меняется — как был в начале фильма, таким же и остался на смертном одре. Хотя это был заядлый западник. Да, там есть полки нового строя и прочее, но все-таки та стихия, которая вторгается в русскую жизнь – а это объективный процесс – показана недостаточно, она лишь намечена какими-то штрихами. Не показана сама ситуация, сложившаяся в русской Церкви накануне реформы Никона. В фильме греческий проект — основная мотивация для ведения церковной реформы. На самом деле все было гораздо запущенней.

Акценты расставлены, на мой взгляд, достаточно односторонне. Вероятно, не испытывая каких-то конфессиональных привязанностей, создатели сериала в конце концов приняли точку зрения своих консультантов из старообрядческой среды.

И тут главное правило римского права — должно выслушать обе стороны — не сыграло. Создатели ленты, а за ними отчасти и зрители начинают сочувствовать гонимой, страждущей стороне как это у нас в России принято, не учитывая различных реалий, характерных для XVII века, реалий, в которых и развивался раскол. Конечно, дело не только в смене обряда. Ситуация была детерминирована разными внешними обстоятельствами – их очень много, их даже трудно просто перечислить. Если же все сводить к смене нашего устоявшегося русского обряда на греческий – в фильме проскальзывает, что это чуть ли не католическая интрига. Поэтому отсюда все простарообрядческие симпатии. Это не только труд консультантов, это, конечно и личный выбор создателей фильма.

Алексей Светозарский,
профессор Московской духовной академии

Записала Дарья Муравина
«Столетие», информационно-аналитическое издание
Фонда исторической перспективы



Популярные темы: Аллергия на профессионалов. Размышления публициста о телефильме «Жуков» Скверный анекдот про Достоевского. Рецензия на сериал «Достоевский. Жизнь, полная страстей» Фильм-опрос «Зомбоящик»: кто, зачем и как управляет нашим сознанием
 

Комментарии к записи: есть 1 комментарий

Николай Досталь: «Я считаю нашу картину исторически выверенной и убедительной»

Впервые отечественный игровой кинематограф рассказывает о церковном расколе XVII века, о судьбах исторических лиц — Царя Алексея Михайловича и его сына Федора Алексеевича, Патриарха Никона, протопопа Аввакума, братьев Морозовых, боярыни Феодосии Морозовой. Подлинный смысл картины Николай Досталь видит в объединении россиян через осмысление своего прошлого и настоящего. Корреспондент «Российской газеты» побеседовал с режиссером.

«Вначале предполагалось, что премьера «Раскола» состоится на телеканале «Россия 1», и мы ждали, что так и будет. Ведь создатель фильма всегда стремится к тому, чтобы максимальное количество людей имело возможность посмотреть его работу. Но когда я узнал, что премьера состоится на телеканале «Культура», я был опечален, потому что он охватывает далеко не всю страну, особенно глубинку. Вот пример: в городе Кириллове, где снималось много эпизодов фильма, где жители города участвовали в съемках массовых сцен, не принимается «Культура», а только «Первый» и «Россия 1». А ведь Кириллов находится в 100 км от Вологды, в 600 от Москвы. Но нет худа без добра. Фильм не будет прерываться рекламой и «Раскол» будет идти в первозданном авторском варианте. Это большой плюс», — отметил режиссер.

Н.Досталь также ответил на вопрос корреспондента, что его натолкнуло на создание фильма, и как долго вынашивался замысел. «В моем фильме «Завещание Ленина», который посвящен нашему великому русскому писателю Варламу Тихоновичу Шаламову, есть эпизод, где он читает свое стихотворение «Аввакум в Пустозерске». Образ Аввакума у меня как-то очень отчетливо сопрягался с самим Шаламовым. И тот и другой — страстотерпцы! Только один — на Колыме, а другой на триста лет раньше — в Пустозерске. Один выжил в жутких условиях, а другой был сожжен. Вот такая у меня произошла сцепка. Мне запомнились первые слова этого стихотворения-поэмы: «Не в бревнах, а в ребрах / Церковь моя…» Эти же слова есть и в «Расколе». Работа над картиной продолжалась более четырех лет: приблизительно два года создавался сценарий, столько же картина находилась в производстве. Над сценарием трудился Михаил Кураев, а я ему, помогал. Даже, можно сказать, и так: иногда мешал, как ему кажется», — продолжил режиссер.

По его словам, создатели фильма «максимально использовали материалы историков: Карамзина, Соловьева, Ключевского, Карташова». «Также были куплены права экранизации на четыре книги Владислава Бахревского: «Аввакум», «Никон», «Страстотерпцы» и «Тишайший». Эти книги — чистая беллетристика. Мы использовали их для создания собирательных, не исторических персонажей, например, образа Саввы», — добавил Досталь.

Отвечая на вопрос, какова доля художественного вымысла в фильме, режиссер заметил, что, конечно, это художественное произведение. «Я даже больше скажу. В титрах вы не увидите ни одного консультанта. Почему? Потому что мы не хотели, чтобы к ним были вопросы. Все претензии зрителей берем на себя. Если бы мы следовали их точным советам, драматургия фильма разрушилась бы. Например, в то далекое время царь был сакральной личностью. Его никто в лицо не знал, кроме самого близкого круга людей, не было его портретов… Когда он появлялся на людях, что бывало крайне редко, проезжал по улице — все должны были падать ниц. А у нас царь общается с Саввой, с тюремными сидельцами. Это, конечно же, не очень правильно. Здесь мы все-таки следовали нашему художественному замыслу. Мы также сознательно ушли от обозначения точных мест действия и дат, потому что мы тогда просто запутали бы зрителя. А если говорить о соотношении в нашем фильме действительно исторических событий и художественных отступлений, то главные ключевые моменты истории точно воссозданы и по времени, и по месту: Москва, Пустозерск, взятие Смоленска, Мезень, ссылка в Сибирь — Енисейск, гибель Феодосии Морозовой», — подчеркнул Досталь.

По его словам, создатели фильма отвечают за то, что сделали. «Мы отвечаем фамилиями тех историков, которые описывали эти события, и на которых мы опирались. Я считаю нашу картину исторически выверенной и, надеюсь, убедительной», — добавил он.

По мнению режиссера, у каждого своя правда: и у Аввакума, и у Патриарха Никона, и у Царя Алексея Михайловича. «Ведь что хотели создать Никон с Алексеем Михайловичем? Москву — третий Рим! Благая, великая цель! Москва была свободным, мощным, богатым государством. И под ее крылом хотели православный мир объединить. И Царь Никона поддерживал. Но какими средствами это делалось? Вот и получилось: цель — благая, а средства — отрубить голову, вырвать язык, сжечь… Как всегда, «цель оправдывает средства» — эта жуткая формулировка, которая следует за нашими правителями все время. У Аввакума, более прямая дорога. Он был сразу нетерпим ко всем новшествам: семь столетий люди молились и были святы, и теперь оказалось — не туда шли! Русский мужик к вере пришел через обряд, а потом уж молитву на слух выучил, потом грамоте научился. И что ж теперь ему говорят, что он неправильно молился столько столетий?.. Тут нельзя не упомянуть Александра Исаевича Солженицына. Он был целиком на стороне староверов и считал, что Русская Православная Церковь должна покаяться… Я могу его понять, потому что если говорить о староверах, действительно, они же не сопротивлялись. Их кололи, били, сжигали, а они убегали в леса, на чужбину. Но поднять оружие против власти? Они этого не делали. Просто терпели, терпели, терпели, почему их и называют «страстотерпцы». Но это Солженицын. Мы не выносим такой приговор», — продолжил Досталь.

Также кинорежиссер ответил на вопрос корреспондента, сможет ли его фильм пробудить у зрителей интерес к отечественной истории, культуре, к религии. «Всегда очень трудно вычислить и просчитать реакцию зрителя. Вообще, очень хотелось бы, чтобы все картины, которые я снимаю, смотрела молодежь; чтобы на будущее у них был какой-то задел. И этот фильм тоже обращен к ним… Мы плохо знаем нашу историю, плохо знаем наше прошлое. Как сказал Николай Рерих, камни прошлого — это ступени в будущее! Без знания нашего прошлого, мы будем наступать на те же самые грабли, которые раскинуты были еще триста лет назад. Несмотря на название, фильм ведет к объединению россиян через осмысление своего прошлого и настоящего», — заключил Николай Досталь.


Форма добавления комментариев