Тени забытых предков (Тіні забутих предків, 1965) Баллада о бомбере (Украина, Россия, 2011) Мультсериал «Казаки» (Украина, 1967-1995) За двумя зайцами (1961) Битва за Севастополь (Незламна, 2015) Влюбленные в Киев (Украина, 2011) Белая гвардия (2011). Телесериал по одноимённому роману Михаила Булгакова Богдан Хмельницкий (1941) Матч (Украина-Россия, 2012)


Пентагон-филмз. Использование кинематографа в пропагандистской деятельности властей США

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезд5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд (голосов: 13, средний балл: 9,46)

Дата: 21.12.2009 Автор: Рубрики: Зри в корень, Экспертиза Метки: , , , Версия для печати

Использование кинематографа в пропагандистской деятельности властей США

В нацистской Германии действовало Министерство народного просвещения и пропаганды. В числе прочего это министерство занималась кинематографом. В Министерстве существовали отделы — один из таких отвечал за кино. Успехи отдела очевидны — достаточно назвать фильм «Триумф воли» Лени Рифеншталь. Впрочем, нацисты были отнюдь не первыми, кто обеспокоился вопросами государственной работы с кинематографом. Первопроходцами здесь были США. И успехов они добились в этом вопросе куда больших.

В США за взаимодействие с киноиндустрией отвечают помощники президента, с одной стороны, и соответствующие административные учреждения ряда министерств, с другой. Наиболее известным органом, занимающимся работой с кинематографом, является отдел Пентагона по делам кино и телевидения. Отдел этот официально существует с 1947 года. С 1989 года его бессменно возглавлял до 2006 года гражданский чиновник, бывший военнослужащий ВМФ США Филипп Страб (дальнейшая информация о работе отдела недоступна).

Предшественником отдела Страба был Комитет Общественной информации, созданный еще в 1917 году, после того, как США вступили в Первую мировую войну. Целью комитета была работа с кинопромышленностью. И кинопромышленники позитивно реагировали на государственное вмешательство в свою деятельность. В редакционной статье главного киножурнала в США Motion Picture News за 1917 год говорилось: «Каждый из нас обещает производить фильмы, трейлеры, постеры для того, чтобы распространять пропаганду, необходимую для мобилизации грандиозных ресурсов страны».

Но и это нельзя считать первым опытом сотрудничества — в 1915 году американские военные оказали поддержку при создании фильма о Гражданской войне «Рождение нации». Так что ровно через 6 лет мы будем отмечать столетие участия ВС США в идеологическом обеспечении провластной политики.

В ходе Второй Мировой, практически сразу после налета японских ВВС на Перл Харбор, президент США Франклин Рузвельт вызвал к себе режиссеров и кинопродюсеров. Он провел с ними совещание, на котором было достигнуто соглашение об использовании кинематографа для нужд фронта. Воплощением этого сотрудничества, как признают все кинокритики, является шестисерийная работа Фрэнка Капры «Почему мы сражаемся», снятая в 1943-1945 годах.

Уже с 1947 года, как отмечалось выше, в рамках Пентагона, то есть министерства Обороны США, при заместителе министра по связям с общественностью, создается отдел по работе с кинематографом. Основная функция отдела — вычитка сценариев и цензура сценариев голливудских режиссеров, которые рассчитывают на поддержку и помощь со стороны Минобороны.

Надо сказать, что помощь эта оценивается в грандиозные суммы, так как любой военный фильм, требующий существенного армейского реквизита, использования массовки, военной техники, обходится в колоссальную сумму. Причем, Пентагон далеко не всегда позволяет арендовать у него технику и инструкторов. Более того, часто американское военное ведомство отказывает во всяческой поддержке, тем самым либо ставя крест на фильме, либо заставляя режиссеров и продюсеров тратить гораздо большие деньги. Позже мы убедимся в этом на примере фильма «Апокалипсис сегодня» Френсиса Кополлы.

Так вот, в случае, если поданный режиссером сценарий не устраивает чиновников Минобороны, они пишут соответствующие рекомендации. Режиссеры, если они рассчитывают на поддержку, обязаны переписать сценарий. Впрочем, даже это не гарантирует того, что поддержка будет оказана. В частности, несмотря на согласие переписать сценарий, режиссер и продюсер фильма «Солдат Джейн» не получили поддержки от Пентагона.
Не всегда принятие решения о поддержке осуществляется на уровне Минобороны США — иногда такие решения спускаются с самого верха — в частности, именно так произошло с фильмом «Зеленые Береты», поддержку которому оказал лично президент США Линдон Джонсон. А фильм «Красный рассвет» и вовсе был создан для визуального обеспечения и поддержки выступлений президента Рональда Рейгана против СССР, который глава США называл «Империей зла».

Также не всегда решения о поддержке того или иного фильма обуславливаются его «патриотической» или «непатриотической» направленностью. Так, вполне себе патриотическому фильму «День независимости» было отказано в поддержке в силу идеологических разногласий военных чиновников и режиссеров фильма.
Основная цель армейских чиновников — обеспечить, чтобы фильмы, получившие поддержку, способствовали росту престижа видов войск и увеличивали число добровольцев, пожелавших отдать долг родине в ВС США. Престижность того или иного вида войск, его пиар и раскрученность напрямую влияют на показатели бюджетного финансирования. Аналогично — число поступивших на службу является количественным выражением престижности вида войск.

В этой связи интересен опыт фильма «Топ Ган» — «Лучший стрелок» с Томом Крузом в главной роли. Именно съемки этого фильма и его прокат можно назвать «золотым веком» в отношениях между режиссерами и Пентагоном. Достаточно сказать, что во время проката в кинотеатрах США были открыты призывные пункты, где каждый желающий мог записаться в добровольцы. Результат был ошеломляющий — по отчетам пресс-службы ВМФ, число добровольцев возросло после проката фильма на 500%. Майор Девид Георги, отчитываясь о результатах сотрудничества с режиссерами фильма, сказал: «Молодежь, выходя из кинозала с широко раскрытыми глазами, могла только произнести «где я должен поставить свою подпись, чтобы пойти во флот»?»

Между тем, даже для того, чтобы получить одобрение от Минобороны, режиссеру фильма «Топ Ган» также пришлось согласиться с изменениями в сценарии, хотя изначально фильм создавался именно с целью поддержки имиджа ВМФ США. Но цензорам не понравилось то, что в фильме у Тома Круза (пилот в школе стрелков Сан-Диего Маверик) по сценарию должен был развернуться роман с одной из военнослужащих. Такие отношение на флоте запрещены, в результате Келли Макгиллис, сыгравшая роль Керри, подружки Тома Круза, становится наемным инструктором по аэронавтике.

В результате такого изменения сценария фильм «Лучший стрелок» получил полную поддержку Пентагона. В частности, уникальные для того времени съемки полетов на истребителях были бы невозможны, если бы не широкомасштабное предоставление ВМФ США и авиатехники, и инструкторов.

Вместе с тем, не стоит думать, что «придирки» цензоров всегда безобидны или являются делом вкусовщины. Вот, например, что пишет Борис Михайлов в статье «Пентагонизация Голливуда»: «В первоначальном варианте сценария фильма «Все страхи мира» с Морганом Фримэном и Беном Эффлеком в главных ролях «недругам Америки» понадобились всего две ракеты, чтобы потопить американский авианосец. Страб, в свое время воевавший во Вьетнаме в рядах ВМС, объяснил режиссеру Филу Робинсону, что, во-первых, необходимо как минимум на пару ракет больше, а во-вторых, даже сильно поврежденный авианосец вряд ли быстро затонет. Такая корректировка сценария обошлась создателям фильма в лишних 9 млн. долларов. Но зато им разрешили использовать в съемках среди прочего два настоящих бомбардировщика-«невидимки» Би-2 и специальный Боинг-747 американских ВВС, служащий воздушным командным пунктом президента США на случай ядерной войны».

Очевидно, что в данном случае Филипп Страб (кстати, длительное время являвшийся для Голливуда чем-то вроде Господа Бога), не просто показывает собственные познания и не требует удовлетворить свою прихоть, а занимается более важным в стратегическом смысле занятием — обеспечивает национальную безопасность США. Во-первых, требование увеличить число ракет является не блажью, а обосновано тем, что условный противник не должен иметь даже мысли, что авианосец США может быть повергнут так легко. То есть, фильм, в которой авианосец США может как утюг уйти под воду после попадания всего двух ракет, на самом деле, наносит удар по обороноспособности США. Так что действия Филиппа Страба полностью оправданы.

Прежде чем подойти к теме влияния Пентагона на американское кино системно, расскажу еще несколько, так скажем, анекдотов, чтобы было понятно, что данная цензура — не плод воображения, а нормальная практика Минобороны США. Приведенные ниже примеры позаимствованы из статьи в английской газете «Гардиан», которая подняла вопрос о влиянии Пентагона на Голливуд одной из первых, еще даже до терактов 11 сентября 2001 года (The Guardian. August 29, 2001. Duncan Campbell: Top Gun versus Sergeant Bilko? No contest, says the Pentagon).

Фильм «Шакал» (в главных ролях Ричард Гир и Брюс Виллис) получил поддержку, когда морским пехотинцам в фильме была дана более значимая роль. Майор Нэнси Лалунтас написал в отзыве, что «вертолетчики практически не принимают никакого участия в действии и выступают в роли чуть ли не банальных таксистов». Режиссер в ответном письме подчеркнул: «Я уверен, что мы сможем учесть ваши замечания и внести в сценарий изменения, которые вы предлагаете».

В фильме про Джеймса Бонда «Золотой глаз» в оригинальном сценарии адмирал ВМФ США совершал измену, передавая государственные секреты. Однако по настоянию Пентагона эта сцена была вырезана, и в результате преступление совершает уже французский морской офицер. После этого Пентагон оказал поддержку в создании фильма. Отметим, что в целом найти в кино мерзавца в больших чинах в армии США довольно проблематично. В частности, даже в фильме «Скала», где в главной роли играл Николас Кейдж, высокопоставленный военный, совершающий террористический акт, в итоге не решается уничтожить город отравленным веществом и погибает, убитый недовольными сообщниками.

Заметка на полях сценария фильма «Форрест Гамп», в главной роли которого сыграл Том Хэнкс, гласит: общее впечатление, что в ВС США в 1960-х служили идиоты или солдаты с ограниченным интеллектом, что неприемлемо, так как это впечатление не соответствует действительности, с одной стороны, и не идет на пользу имиджу ВС США, с другой». К сцене, когда Том Хэнкс демонстрирует президенту США Линдону Джонсу шрам на заднице, следует такой комментарий: «демонстрация президенту голой жопы солдата, одетого в униформу, является недопустимой вольностью кинематографистов».

В фильме «Солдат Джейн», где в главной роли снялась Деми Мур, в сценарии в одной из сцен в окопе был описан военнослужащий, облегчающийся в ее присутствии. Офицер ВМФ США Гарри Шрот в письме к режиссеру Ридли Скотту написал, что «говоря о присутствии женщины на переднем краю, сцена облегчения в окопе не несет никакой пользы для ВМФ США». Ридли Скотт тут же отправил письмо, в котором сообщил, что «эта сцена вырезана», но в результате фильм все равно не получил поддержки Пентагона.

Как сообщает Борис Михайлов, «корректировке» в подразделении Страба подверглись и некоторые эпизоды фильма «Говорящие с ветром» с Николасом Кейджем в главной роли. По настоянию военной «киноцензуры», из фильма, рассказывающего об использовании в период Второй мировой войны на Тихом океане индейцев племени Навахо в качестве носителей не поддающегося расшифровке противником кода военной связи — своего языка, были изъяты моменты, «бросающие тень» на образ американского солдата. Например, была вырезана сцена, в которой один из американцев выламывает штыком золотые коронки из ртов убитых японских солдат, а также эпизод, где герой Кейджа — морской пехотинец — сжигает из огнемета сдавшегося в плен японца. Кроме того, по требованиям «политкорректности», авторов фильма убедили не фокусировать внимание на том факте, что у солдат, приставленных в качестве охранников к индейцам, был приказ убивать своих подопечных в случае возникновения угрозы захвата их в плен противником.

Наиболее курьезным, с определенной стороны, является случай с фильмом «День независимости». Режиссер, направив сценарий в Пентагон, получил от военных резкую отповедь. В результате по сценарию министр обороны, который был виновником поражения военных от рук инопланетных захватчиков, был заменен на начальника штаба, однако даже такая корректировка не спасла кино. Продюсер и сценарист Дин Девлин написал в Пентагон, что «если мой фильм не вдохновит каждого мальчика в стране стать пилотом, то я съем этот сценарий», на что Минобороны вполне резонно ответило, что в фильме военные представлены как импотенты или неумехи, а вся заслуга в деле противостояния захватчикам принадлежит гражданским». В результате фильм, с лучшей стороны демонстрирующий президента США, а также в позитивном виде представляющий евреев, так и не получил никакой помощи со стороны Пентагона. Это сказалось, кстати, на том, что создателям фильма пришлось массово прибегать к спецэффектам (David L. Robb. Operation Hollywood: How the Pentagon shapes and censors the movies ).

Еще более любопытным является случай с невоенным кино. В фильме «Сердца в Атлантиде», где нет никакой армейской подоплеки, режиссеру понадобилось использовать для съемок местность на армейской территории. Пентагон согласился оказать поддержку взамен на включение в кадр во время сцены карнавала армейского призывного участка.

Теперь необходимо рассмотреть вопрос о взаимодействии Пентагона и Голливуда более комплексно. То есть, не удовлетворяясь одними анекдотами, а проследив на конкретном примере, как разворачивалась пропагандистская активность Пентагона, где были ключевые промахи, и где Минобороны США сопутствовала удача. Ярчайшим примером здесь является война во Вьетнаме.

Необходимая справочная информация: Война во Вьетнаме шла с 1955 по 1975 год, то есть, 20 лет. США участвовали в войне 8 лет с 1965 по 1973 год. США закончили войну мирным договором, однако, по его условиям, в двухмесячный срок покинули Вьетнам. Это было жесточайшее поражение, которое потерпела сверхдержава от довольно слабого, но гордого противника. При этом крайне высокими оказались и военные потери Пентагона.

Наибольшие потери США понесли в 1968 году в результате Тетского наступления вьетнамцев. Всего за этот год потери США составили больше 16 тысяч человек, что превосходит потери СССР за все время войны в Афганистане. Общее число потерь США составляет 60 тысяч человек. По разным подсчетам, от 20 до 150 тысяч ветеранов покончили жизнь самоубийством.

Война и шире — армия США — были крайне непопулярны в американском обществе. С 1965 года начинаются «походы» — общественные марши, в которых принимали участие несогласные с милитаристской политикой США, в основном, молодежь, среди которой особенно выделялись хиппи. Первым был марш протеста 17 апреля 1965 года. В нем участвовало 25 тысяч человек. Самым известным стал «Поход на Пентагон» 21 октября 1967 года. Протесты пацифистов длились пять дней, а кульминацией стало шествие более чем 50 тысяч молодых человек, которые от мемориала Линкольна двинулись к Пентагону. Противостояние с военной полицией длилось более 12 часов, и части демонстрантов удалось даже ворваться в здание.

Несмотря на то, что «Поход на Пентагон» — самый известный из пацифистских маршей, он не является самым многочисленным. Так, после Кентского расстрела (когда полицейские открыли огонь по манифестантам) в марше 9 мая 1970 года приняли участие 100 тысяч человек. 15 октября 1969 года в марше приняли участие 200 тысяч демонстрантов. Через месяц, 15 ноября 1969 года Национальный мобилизационный комитет по окончанию войны во Вьетнаме собрал 600 тысяч демонстрантов. В апреле 1971 года в демонстрации участвовало более полумиллиона человек.

Антивоенное движение было наиболее сильным общественным настроением того времени. Для сравнения, 27 апреля 1974 года в марше с требованием импичмента президента Никсона приняли участие только 10 тысяч человек.

Вьетнамский синдром стал естественным наследием военного конфликта для всей нации, которая лишь через 15 лет после завершения войны смогла более или менее от него оправиться. В ремиссии американского общества серьезную роль сыграл кинематограф. Впрочем, тот же кинематограф сделал очень многое для того, чтобы усугубить вьетнамский синдром на первом этапе поствоенной рефлексии.

Начало войны было крайне неудачным для США по ряду причин. Во-первых, американцы считали себя поборниками свободы, а тут очевидно выступали в роли агрессоров, которые навязывают собственные правила целому народу. Во-вторых, только что закончился Карибский кризис, чуть не ставший ядерным апокалипсисом, и многие рассматривали возможность вмешательства СССР в войну во Вьетнаме (вспомним эксцентричные угрозы Хрущева от 1956 года на встрече с послами «Мы вас закопаем!» и «Мы вам покажем кузькину мать!» от 1960 года).

Отсутствие народной поддержки было понятно и режиссерам. Первые жертвы войны и первые вернувшиеся ветераны только добавили недовольства обществу. Тогда же у Джона Уейна, короля вестерна, возникла идея экранизировать роман Робина Мура «Зеленые береты». Он написал письмо президенту Линдону Джонсону, в котором подчеркнул, что необходимо объяснить народу США причины войны во Вьетнаме. В письме говорилось, в частности, «необходимо создать историю о наших войсках, правдивую, эмоциональную, где будут представлены сильные характеры и действия. Мы намерены снять такой фильм так же, как мы намерены поддержать патриотических дух в американцах, чувство, которое всегда поднималось в нас в периоды кризисов и напряженности».

Линдон Джонсон дал указание Пентагону обеспечить съемки фильма необходимой техникой и инструкторами. Общая сумма потраченных средств Пентагона составила несколько миллионов долларов. Фильм вышел под режиссурой самого Джона Уэйна в 1968 году. Сюжет фильма незамысловат – антивоенно-настроенный журналист Джордж Бекворт прибывает в Южный Вьетнам в лагерь американских «зеленых беретов», где видит подготовку и действия солдат. Он проникается военным духом и переосмысливает роль США в военном конфликте, понимая, что США ведут справедливую войну с коммунизмом.
Фильм сразу же по выходу встретил обвинения в том, что является постановкой, политическим заказом. Он был подвергнут резкой критике за проправительственный настрой. Уэйн был разгромлен критиками и за художественную ценность (фильм оказался слишком сентиментальным — не зря для просмотра отсутствуют возрастные ограничения). Лишь военные специалисты отметили крайне высокое качество съемок военной техники. В целом, фильм не был принят публикой.

Этому послужили и объективные причины — в конце января 1968 года северовьетнамские войска начали крупномасштабное наступление. За один день было убито больше 250 американцев, что для США составляет грандиозную цифру. Журналисты привозили с передовых панические репортажи, которыми были забиты все СМИ. На фоне абсолютного негатива и паники появление слащавого и во многом ретушированного фильма «Зеленые береты» было встречено с возмущением. Вскоре Линдон Джонсон отказался от участия в новых выборах, а будущий президент Ричард Никсон шел на выборы с лозунгами минимизации участия США в войне. Таким образом, заказ на патриотическое кино, где освещались бы подвиги американских военных во Вьетнаме, дать было некому и не к кому было апеллировать с соответствующими предложениями.

Более того, общество продемонстрировало, что хочет слышать не об успехах во Вьетнаме, а знать всю горькую правду. Это и обусловило целую серию прекрасных антивоенных произведений американского кинематографа.

Можно констатировать, что первый блин пропагандистской активности в этом направлении оказался «комом».

Вторая попытка оказать влияние на умы прошла и вовсе незаметно. Дело в том, что среди многих субкультур США, склонных к пацифизму, была субкультура, напротив, милитаризованная и готовая к жестокостям — речь идет о байкерах. Подъем байкерского движения приходится на 60-е, а затухание его — на 90-е годы. Байкеры были готовы на все, чтобы продвинуть свои ценности на киноэкраны. И вот, лидер оклендского клуба «Ангелы Ада» МС Сони Баргер обратился все к тому же Линдону Джонсону с предложением активнее использовать опыт и авторитет байкеров в том числе и для пополнения списков призывников и добровольцев, готовых отправиться на войну. Несмотря на то, что Линдон Джонсон не ответил на обращение Сони Баргера, вскоре началась работа над фильмом «Вьетнамские ангелы». Фильм Джекса Старрета вышел на экраны в 1970 году. Речь в нем идет о том, что во время войны во Вьетнаме в плен попадает высокопоставленный ЦРУ-шник. Для его вызволения с территории сопредельной с Вьетнамом страны военные привлекают байкеров из группировки «Адвокаты дьявола». Эти байкеры одеваются в суперброню, садятся на супербайки и спасают агента ЦРУ. Все счастливы. Понятно, что такой фильм обладал лишь нишевым успехом, завоевал некоторое внимание среди самих байкеров, но совершенно не был ни замечен публикой, ни оценен. То есть, фактически фильм никакого значения для влияния на общество не имел.

Позитивное изображение Вьетнамской войны не вызывало поддержки в американском обществе. Более того, режиссеры наблюдали рост пацифизма, да и сами были во многом настроены против войны. Поэтому ничего удивительного, что конец 70-х и 80-е годы ознаменовались появлением целого ряда антивоенных картин.

Наибольшее внимание привлекает фильм «Апокалипсис сегодня» Фрэнсиса Кополлы. Фильм получил Золотую пальмовую ветвь и два Оскара. Сюжет фильма довольно запутан — капитана ЦРУ Уилларда посылают в 1969 году в Камбоджу, чтобы убить полковника Курца, который создал отряд из местных жителей и занимается бандитизмом и убийствами. Уиллард, спивающийся и опустившийся, получив задание, чувствует свою нужность родине, но, в течение всего путешествия по Меконгу в Камбоджу оказывается, что война настолько ужасна, что впору и самому сойти с ума. Особенно эффектной выглядит его встреча с подполковником Килгором, командующим американскими воздушными силами.

Килгор осуществляет налет своей «воздушной кавалерии» на укрепленный район вьетнамцев. Под музыку «Полет валькирии» Вагнера вертолетчики разносят дома вьетнамцев для того, чтобы покататься на пляже на серфах. После организации сопротивления местных жителей Килгор вызывает авианалет, который заливает все джунгли, где скрываются повстанцы, напалмом. Именно там произносится самая разрушительная фраза всех фильмов про вьетнамскую войну: «Чувствуешь запах? Это напалм, сынок. Больше ничто в мире не пахнет так. Я люблю запах напалма поутру. Однажды мы бомбили одну высоту, двенадцать часов подряд. И когда всё закончилось, я поднялся на неё. Там уже никого не было, даже ни одного вонючего трупа. Только запах напалма! Весь холм был им пропитан. Это был запах… победы!»
После длительного путешествия Уиллард все же находит Курца и поражается его философии. Курц говорит Уилларду слова, ставшие классикой: «Я видел ужасы… ужасы, которые видел и ты. Но у тебя нет права называть меня убийцей. Ты можешь убить меня, у тебя есть на это право. Но у тебя нет права судить меня».

Курц рассказывает дикую историю из своей жизни: «Мы пришли в одну деревню, чтобы вакцинировать детей от полиомиелита. Мы сделали это, и ушли, но какой-то старик побежал за нами, он плакал и не мог толком ничего сказать. Мы вернулись в деревню и увидели, что они пришли и отрубили все руки, в которые делались прививки. Они лежали в кучке… кучка маленьких детских рук… И я думал: боже мой, это гениально. Гениально. Воля, чтобы сделать это — совершенная, кристально чистая. И я понял, что они сильнее нас, потому что они могли вынести это. Это были не монстры, это были люди… тренированные кадры. У них были семьи, у них были дети, их сердца были полны любви… но у них была сила — сила, чтобы сделать это. Если бы у меня было десять дивизий таких людей, наши проблемы здесь закончились бы очень быстро. Нам нужны люди, обладающие высокой моралью, но в то же время способные мобилизовать свои первобытные инстинкты и убивать без чувства, без страсти, не пытаясь судить… не пытаясь судить». Потрясенный, Уиллард все же убивает Курца, потому, что тот и сам жаждет смерти. Но он отказывается стать на место Курца и возвращается к своим спутникам.

Безусловно, такой фильм, повествующий о безумии войны и о бессмысленных бойнях, которые устраивали американские военные, не мог получить поддержку у Пентагона. Минобороны прямо отказал Копполе в помощи. В результате фильм снимался намного дольше, чем было запланировано, и на него было потрачено намного больше денег. Жена Копполы даже написала книгу «Апокалипсис создателя фильма», в которой рассказала о трудностях, с которыми столкнулись его творцы.

В частности, первая проблема заключалась в сценарии. Его написал Джон Милиус, консерватор и ястреб, придерживающийся «правых» взглядов. Позже он станет режиссером антисоветского фильма «Красный рассвет», который представляет собой пропагандистскую поделку на тему очередных выступлений Рональда Рейгана. («Красный рассвет» снят в 1984 году. Сюжет фильма вызывает оторопь у любого нормального человека, но в свое время он прошел на ура, так как полностью соответствовал внешнеполитической доктрине США и во многом являлся ответом Голливуда на мобилизационные призывы Рейгана. По сюжету «красная угроза» нависла над всем миром. Армии СССР и Кубы захватывают восточное побережье США, оккупанты сгоняют американцев в концлагеря и жестоко над ними издеваются. Группа подростков во главе с Патриком Суэйзи и Чарли Шинном уходит в подполье и начинает партизанскую войну, что в итоге приводит к поражению «красных».) Коппола вырезал многие монологи и сцены, восхваляющие военных и превозносящие войну во Вьетнаме. Режиссером фильма должен был стать Джордж Лукас. Однако и компания, в которой работал Лукас (Zoetrope), и Продюсерская компания Уорнер Бразерз отказались представлять финансирование под проект фильма. В итоге, Лукас отказался от работы над фильмом, и Копполе пришлось заниматься им самому. Коппола использовал для финансирования фильма собственные деньги. В результате контролировал съемки он и только он лично, без вмешательства цензоров из Пентагона.

Пентагон отказался предоставить военную технику. Поэтому Фрэнсис Коппола договорился о съемках с властями Филиппин. Фильм снимался с весны 1976 по осень 1977 годов. Первая демонстрация фильма состоялась в Каннах в 1979 году. Фильм получил всемирное признание и стал коммерческим успехом, собрав в прокате 100 миллионов долларов.
В то же самое время на экраны выходит еще один шедевр американского кино, антивоенного характера. Это фильм Майкла Чимино «Охотник на оленей». Фильм получил 5 премий Оскар и стал также коммерческим успехом, дав в прокате только в США 49 миллионов долларов.

Фильм повествует о трех православных американцах-русинах (эмигрантах с Карпат), которые идут на войну во Вьетнам. Война совершенно ломает им жизнь, и в мирную жизнь они возвращаются другими людьми, надломленными и психически нездоровыми. Один из них стал инвалидом и прячется в больнице от своей жены, боясь того, что она его не примет. Второй занимается тем, что профессионально играет в русскую рулетку. В целом, ощущение трагизма и безнадежности является гимном пацифизму. Также фильм поднимает серьезнейший вопрос адаптации ветеранов войны во Вьетнаме к мирной жизни. Наконец, это одна из первых картин, в которой ставится вопрос о массовых самоубийствах среди американцев, прошедших вьетнамскую войну. Позже мы обратимся к этим проблемам подробнее, а пока следует посмотреть на то, как Пентагон реагировал на антивоенную политику Голливуда.

Ответ Пентагона на антивоенный фильм Майкла Чимино «Охотник на оленей» не заставил себя ждать. На фоне унылых пропагандистских поделок, которые выдавали «на гора» прикормленные Минобороны США киношники, необходимо выделить целую серию из фильмов, способствовавших реабилитации военных и армии как таковой. И начало этой серии положил фильм… «Рэмбо». Дата выхода фильма — 1982 год — начало господства идеологии неоконсерватизма в США, олицетворяемой Рейганом, а затем Бушами старшим и младшим.

В СССР фильм «Рэмбо» наивно считали антивоенным. Он ходил по рукам на видеокассетах, и власти особо не преследовали его просмотр. Однако в США этот фильм рассматривают совершенно иначе. Начнем с того, что фильм имеет очень мало общего с книгой Дэвида Моррелла, по которой он снят. В фильме Рэмбо не убивает ни одного человека! В это трудно поверить, но, если внимательно просмотреть это кино, то выяснится, что в фильме погибают всего двое — стрелок падает из вертолета, и солдат получает рикошетом ранение в голову. Остальные отделываются ранениями. Это очень важный момент — Рэмбо не убивает лично американских граждан. В книге ситуация обратная — Рэмбо начинает убивать полицейских уже в участке, доведя счет до нескольких десятков убитых. Этот факт, что Рэмбо остается практически «чистым», позволяет объяснить сделку с правосудием, которая позволяет ему выйти на свободу во втором фильме.

В книге Рэмбо, естественно, убивает своего главного противника — шерифа. В фильме шериф получает ранение, но Рэмбо не убивает его, а оставляет жить. В книге полковник и тренер «зеленых беретов» Сэмюэль Траутман лично убивает Рэмбо. В фильме он выводит его из полицейского участка, чтобы спасти от гибели.

Фильм начинается с того, что Рэмбо идет к своему другу. Но оказывается, что друг — гигант и силач — умер от рака, который довел его до такого состояния, что мать его легко носила на руках до отхожего места.
Затем Рэмбо встречает шерифа. По книге шериф служил в Корее и имеет награду — «Пурпурное сердце». Это заставляет Рэмбо проникнуться к нему симпатией и попробовать наладить взаимоотношения. В фильме этот момент опущен. В книге шериф испытывает шок, когда узнает, что Рэмбо — «зеленый берет» — ведь он полагал, что Сталонне — обычный бомж и хиппи, и никак не думал, что тот военный. В фильме для шерифа не имеет никакого значения, кем был Рэмбо раньше.

Весь сюжет фильма имеет одну главную задачу — показать, что общество, социум своим презрением к военным и несправедливостью доводят военных до срывов, самоубийств и до совершения преступлений. Этот фильм, на самом деле, не антивоенный! Он, напротив, превозносит военных, военную службу и является укором обществу, которое отказывает «своим» в поддержке и помощи, обрекая их на страдания в мире, к которому они не могут адаптироваться.

Очень показательна речь Рэмбо в полицейском участке: «Там я управлял техникой стоимостью в миллион долларов, а здесь не могу работать даже парковщиком!» Это прямой вызов пацифистской политике, а также пренебрежению нуждами военных. Презрительное и практически преступное отношение к Рэмбо местных полицейских — как акт обвинения, который бросает Пентагон тогдашнему социуму. И надо сказать, что этот фильм знаменовал серьезную веху в общественном сознании США. Переворот, который приведет к всплеску патриотизма и к гордости за собственных военных в начале 90-х, имеет корни именно в 1982 году.

Следом за первым фильмом вышла и вторая часть. Тут уже Рэмбо абсолютно положительный герой. Он помогает полковнику Сэмюэлю Траутману в секретной операции по освобождению военнопленных американцев, которых держат в том же лагере во Вьетнаме, где держали и его самого. После долгих приключений Рэмбо убивает в фильме 57 человек из 67 погибших (сравним с 2 погибшими в первой картине) и преодолевает все — в том числе и предательство спецслужб США. Этим самым Пентагон демонстрировал, что успехов армия достигала вопреки, а иногда и при прямом противодействии спецслужб. Важно, что в фильме Рэмбо воюет не только со вьетнамцами, но и с советскими военными. Тем самым как бы утверждается, что поражение во Вьетнамской войне было нанесено США не вьетнамцами, а союзом СССР и ДРВ. Также утверждается превосходство американского спецназа над советским. Фильм имел грандиозный успех, получив в прокате 150 миллионов долларов только в США. Президент США Рональд Рейган высказал слова благодарности в адрес Сильвестра Сталлоне за «создание портрета Рэмбо как символа американской армии». Очевидно, что это вполне заслуженная оценка.

Третья часть «Рэмбо» вышла в 1988 году. Она повествует об операции Рэмбо в Афганистане. Рэмбо спасает своего друга полковника Сэмюэля Траутмана и по ходу дела уничтожает советский батальон, танк и вертолет. В фильме погибает 108 человек. Естественно, большей частью, советские военные. Фильм во многом носил характер критики СССР за войну в Афганистане.

Интересна в пропагандистском плане еще одна работа Сталлоне — фильм «Рокки 4», вышедший на экраны в 1985 году. Он не имеет никакого отношения к Пентагону и Вьетнаму, но зато в нем есть некоторые мессиджи для советской элиты, а также он напрямую направлен на сознание советского социума. Сюжет фильма: в Америку приезжает советский боксер Иван Драго, который вызывает на поединок лучших американских бойцов. Друг Рокки Аполло Крид принимает вызов. У него происходит конфликт с Иваном Драго, и в ходе поединка тот убивает друга Рокки. Сталлоне едет в СССР для боя против Драго. Проведя некоторое время в сложных тренировках, Рокки выходит на ринг в Москве. Поединок происходит в присутствии членов Политбюро. В трудном бою в 15 раунде Рокки отправляет Ивана Драго в нокаут. Сначала один член Политбюро, а затем и все члены Политбюро встают и начинают аплодировать Рокки, который произносит монолог, обращенный к советскому обществу: «Если я смог измениться … и вы смогли измениться …, тогда все могут измениться!» Интенции на изменения, происходящие в советском обществе, тем более интересны, что этот фильм снимался еще тогда, когда о Перестройке и гласности никто не говорил и не думал.

Напомню, что в то же время (1986 год) выходит гениальная в пропагандистском смысле работа «Топ ган » или «Лучший стрелок» про летчика-истребителя элитной школы по прозвищу Мэверик и про его любовь к женщине-инструктору. Фильм, довольно примитивный по сюжету и прямолинейный, имел громадные сборы, в 23,5 раза превосходящий затраты на него (15 млн долларов). Отмечу крайне низкие затраты, при том, что использовалось военное оборудование — многочисленные трюки на истребителе и палубном перехватчике F-14, легкий палубный штурмовик А-4 и «МИГ-28», самолет, который изображал «Нортрон F-5Е». Все вместе, с арендой авианосца, встало бы в баснословные деньги, но ВМФ США оказали создателю фильма полную поддержку взамен права вмешиваться в сценарий.

Однако вернемся к военным фильмам о Вьетнаме. Пентагон понимает, что в целом успех достигнут, и общественное мнение повернулось лицом к американской армии. Теперь о Вьетнаме можно говорить не только трагически, но даже улыбаясь. В 1987 году выходит комедия Барри Левинсона о ведущем радиостанции, который шутками и музыкой поднимает настроение солдат. Фильм «Доброе утро, Вьетнам» является первой удачной попыткой говорить о Вьетнаме без надрыва.

Надо сказать, что успех Пентагона по переориентации общественного мнения был настолько ошеломляющим, что даже шедевральные фильмы Оливера Стоуна не смогли поколебать американский социум, который все больше и больше поворачивался лицом к американской армии.

Трилогия Оливера Стоуна, ветерана Вьетнама, безусловно, во многом несет антивоенный пафос. Первый фильм — «Взвод» 1986 года, повествует о кровавой бойне на границе с Камбоджей, в которую оказался втянут взвод 25-й пехотной дивизии США. Бой произошел в реальности 2 января 1968 года во время сражения за базу огневой поддержки Берт. По сюжету фильма во взводе есть два лидера — сержант Барнс и сержант Элиас. Первый — жестокий и мрачный, склонный к насилию. Второй доброжелательный, готовый поддержать товарища. Эти герои во многом символизируют два архетипа поведения на войне. Оливеру Стоуну отказали в какой-либо поддержке в Минобороны США, назвав фильм непатриотичным. В результате, как и Фрэнсис Коппола, Оливер Стоун снимал сюжет с бомбардировкой напалмом на Филиппинах.
Следующим фильмом Оливера Стоуна о Вьетнаме является жесткая антивоенная драма «Рожденный 4 июля» 1989 года. Патриот Рон Ковик идет в армию во Вьетнам добровольцем. Там он участвует в операциях против мирного населения и получает тяжелое ранение. Парализованный ветеран Вьетнама возвращается в мирную жизнь и не может найти в ней свое место. Он видит, что власти бросили его, что он стал машиной для уничтожения людей в ходе бессмысленной войны. В итоге Рон Ковик, которого играет Том Круз, становится ярым пацифистом и активистом пацифистского движения. Хочется отметить, что после «Взвода» от сотрудничества с Оливером Стоуном отказался Чарли Шин, так как считал, что принял участие в антивоенном кино, и это ему не нравилось. Поэтому главную роль в фильме пришлось отдать похожему на Чарли Шина актеру Тому Крузу.

Наконец, третий фильм из эпопеи Оливера Стоуна про Вьетнам «Небо и земля» вышел в 1993 году. Он повествует о судьбе вьетнамской девушки, оказавшейся в центре войны. Ее пытали «южане», ее изнасиловали «северяне». Она выходит замуж за американского сержанта и уезжает с ним в США. Но муж, страдающий вьетнамским синдромом, бросает ее и совершает самоубийство. Женщина с трудной судьбой возвращается обратно на родину во Вьетнам. Интересно, что в этом фильме антивоенный пафос практически полностью отсутствует. Более того, военные США оказываются самыми человечными в этом кровопролитии. Это свидетельствует о том, что, в целом, общественное мнение США уже не воспринимало жестких пацифистских работ. Начало 90-х — время максимального патриотизма в США, когда на фоне победы в Ираке армия США купалась в лучах славы, а американское общество было на гребне успеха после распада СССР.

Вернемся, однако, в 1980-е и рассмотрим еще один фильм, который считается антивоенным гимном. Я говорю о «Цельнометаллической оболочке» Стенли Кубрика. Этот фильм вышел на экраны в 1988 году и удостоился множества наград. Фильм повествует о трудной подготовке морпехов в тренировочном лагере в Южной Каролине под руководством инструктора Хартмана. Один из морпехов по кличке Куча не выдерживает такой подготовки и сходит с ума, стреляет в Хартмана, а затем и кончает жизнь самоубийством. Все закончившие подготовку, за исключением главного героя по кличке Джокер, отправляются воевать во Вьетнам. Джокер едет туда же работать военным корреспондентом. Он попадает на передовую и видит все ужасы войны. В самом конце Джокер убивает девочку-снайпера. Несмотря на жестокости, фильм в целом не имеет никакого антивоенного звучания, в отличие от романа Густава Хэсфорда, на основе которого и был снят шедевр Стенли Кубрика. В романе во второй части (которая не вошла в фильм) Джокер становится настоящим зверем. Он убивает всех без сожаления. Затем попадает в плен и переходит на сторону вьетнамцев. Затем его «освобождают» американские военные и увозят в США. Роман Густава Хэсфорда наносит очень серьезный удар по американской системе ценностей, отвергая их и отстаивая право вьетнамцев на жизнь так, как они этого хотят. Все это, естественно, не входит в фильм.

Конечно же ни фильмы Оливера Стоуна, ни фильм Кубрика не получили от Пентагона никакой поддержки. Однако уже из того, что антивоенный накал Стоуна сменяется спокойным философствованием в третьей части его вьетнамской трилогии, а также из целенаправленной работы Кубрика над адаптацией романа Хэсфорда, мы можем сделать закономерный вывод — в Голливуде приняли правила игры и больше не позволяли себе заниматься унижением собственной армии. В Пентагоне могли быть довольны — режиссеры, хотя и занимались критикой войны как таковой, уже не были заинтересованы в том, чтобы подвергать унижению саму армию. В общественном сознании также произошел переворот, и армию стали воспринимать как защитницу и как место, где рядовой американец может добиться успеха. Таким образом, пропагандистские усилия Пентагона по работе с Голливудом принесли ему очевидные плоды. С начала 90-х образ Пентагона в кино рисуется, по большей части, в положительном свете, в отличие от образа ЦРУ и ФБР, которые являются постоянными объектами критики. Во многом эту ситуацию связывают с тем, что ни ЦРУ, ни ФБР до последнего времени не работали целенаправленно с американскими продюсерами и режиссерами.

Павел Данилин
Политический киноклуб



Популярные темы: Как влияет телевизор на ребенка? Новая опиумная война. Как бороться с пропагандистской наркоманией на Украине? Когда вместо мозгов телевизор
 


Форма добавления комментариев